16 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Операция «Пенициллин» (Угон МиГ-21)

Операция «Пенициллин». Как угнали истребитель МиГ-21

Есть в нашей истории события, о которых принято хранить молчание. Когда-то о них просто никто ничего не знал. Сейчас, когда многое из случившегося стало известно, об этих событиях тоже вспоминают неохотно, но уже по тактическим соображениям: не хочется портить отношения с теми, кого мы до недавнего времени считали условным противником.

Сейчас они перешли в ранг условных друзей. Когда для нас «условный противник» действительно был таковым, для военных летчиков он был вполне реальным.

Полвека назад началась воздушная война в небе Кореи. Помочь братьям по строю вызвались советские добровольцы. Схлестнуться им предстояло с американскими асами. Но наш рассказ не об этом. В небе Кореи появился лучший по тому времени советский серийный истребитель МиГ-15. Итогом войны стало его хоть и незначительное, но превосходство над «Сейбрами».

С тех самых пор МиГи участвовали во всех локальных войнах и во многих конфликтах. Совершенно естественно, что эти самолеты стали одним из объектов пристального внимания разведок всего мира. На них объявили охоту. Заполучить «живой МиГ» — это не только раскрыть секреты боевой машины, но и показать, на что способна разведка, сумевшая разработать и осуществить такую блестящую операцию.

Как правило, в этих операциях ставка делалась на предателей. Если все заканчивалось удачно, то «обиженная» сторона пыталась замолчать скорбный факт похищения, не очень-то распространялась и «удачливая» сторона. Тайна была взаимной.

Но, как известно, со временем все тайное становится явным. Мы попытались из многих разрозненных фактов, которые становились достоянием гласности в разное время, восстановить в подробностях операции спецслужб по угону МИГов. Согласитесь, это ведь тоже хотя и своеобразная, но частичка биографии самолетов МиГ.

Охотники за самолетами

После корейской войны МиГ-15 никого уже не интересовал. До сих пор точно неизвестно, сколько их было сбито, но эта цифра, видимо, переваливает за две сотни. Бои были жестокими, скоростными, высотными, и успех в них, надо признать, был переменным.

Американская разведка с самого начала войны охотилась за МиГ-15. Летчикам был отдан приказ постараться принудить машину к посадке. Советские летчики, понимая, что они подменяют собой корейских пилотов и все должно держаться в строжайшем секрете, предпочитали гибель в небе, чем бесславный финиш на аэродроме противника.

Американцы во всех удобных случаях свозили останки сбитых МиГов на специальную базу, где авиационные эксперты тщательно их изучали. В скудных и отлакированных военной цензурой воспоминаниях наших летчиков ничего не говорится о том, смогли ли американцы заполучить целехонький МИГ-15. Но для специалистов достаточно и обломков, чтобы определить боевые возможности машины.

Удача нашла американцев в 1956 году, когда израильтяне вели бои с арабами на Синайском полуострове. Тогда было захвачено несколько аэродромов с целехонькими МиГ-15 и, что важнее, МиГ-17. Израильское правительство имело с Соединенными Штатами каналы секретного «товарообмена». Американцы поставляли Израилю военное оборудование и снаряжение в обмен на разведывательные данные и образчики военной техники. Советские МиГи стали денежным эквивалентом секретной игры.

Американцы охотно и в любых количествах брали МиГи. По инициативе морского летчика Фрэнка Аулта была организована «Школа истребительного вооружения». Она знакома вам по кодовому названию «Топ Ган». А почему знакома, вы уже сами, наверное, догадались. О ней был снят художественный фильм под одноименным названием с Томом Крузом в главной роли. В этой школе в течение пяти недель проходила интенсивная тренировка летчиков в условиях максимально приближенных к боевым.

Школа имела две эскадрильи МиГов, а это почти два десятка машин.

Назревала война на Ближнем Востоке. Египет, Сирия и Ирак ополчились против воинственного Израиля. Они не смогли примириться с потерей части арабских территорий, которые израильтяне безжалостно отхряпали и провозгласили своими.

В эти годы между Советским Союзом и Израилем существовали полнокровные дипломатические отношения. И руководство Израиля пыталось сблизиться с СССР, но Москва занимала проарабскую позицию. Больше того, уже начались секретные поставки новейших истребителей МиГ-21 в Египет и Ирак. Эти самолеты только-только были запущены в серию.

О том, что у Советов появился новый истребитель, неизвестно было только разведке, которая была настолько ленива, что не могла даже пошевелить мозгами. Новинку можно было вычислить по. газетным публикациям.

МиГ-21 в музее авиации Израиля

В конце 60-х в советских газетах частенько появлялись сообщения о новых авиационных рекордах, установленных на самолетах, скрывавшихся под индексом Е. Летчики Георгий Мосолов и Константин Коккинаки то забирались на недоступные самолетам высоты, то стремительно носились по замкнутым маршрутам, выжимая из самолетов невиданную скорость.

Их рекорды стали достоянием мировой гласности не случайно. В последнее время участились полеты американских разведывательных высотных самолетов «Локхид U-2» над советской территорией. 1 мая 1960 года один из таких пролетов был прерван ракетой. Американцы знали, что у русских нет самолетов, способных подняться до 20 000 метров. И вот оказалось — есть! Е-66 достиг высоты 34 714 метров.

Не надо быть искушенным аналитиком, чтобы догадаться: раз есть самолет-рекордсмен — значит, в скором времени появится и серийный самолет примерно с такими же возможностями.

А над городом Горьким уже можно было видеть самолеты с необычным треугольным крылом. Аэродром авиационного завода переставал гудеть только в ненастные дни. Скоро все мальчишки уже знали марку нового самолета — МиГ-21. Были ли в те годы в городе шпионы — неизвестно, но запуск самолета в серию не мог пройти незамеченным.

Скоро их обнаружили и в Ираке.

Создатель и командующий ВВС Израиля Дан Толковский сказал в те годы: Основной принцип ведения войны: чтобы победить, нужно знать оружие, которым воюет противник.

Израильские спецслужбы восприняли его слова как руководство к действию. Приступил к разработке операции по захвату МиГ-21 и молодой «Институт разведки и специальных задач», который в просторечии известен как служба МОССАД.

Разведка довольно быстро нашла в египетских ВВС недовольного действиями правительства летчика, который и согласился угнать самолет. А недоволен он был бомбардировками Йемена. Египет поддерживал режим, который пытался подавить повстанческое движение.

В 1964 году самолет был угнан, но это был не МиГ, а устаревший Як, которому место было разве что в музее. Обещанных денег египетский летчик не получил. Разведка помогла ему изменить внешность и обосноваться в Аргентине. Но египетские контрразведчики сумели напасть на его след, вывезли предателя и казнили.

Годом позже была предпринята еще одна попытка, но в последний момент летчик отказался угонять самолет.

А тем временем военное подразделение МОССАД собирало подробную информацию обо всех пилотах Сирии, Египта и Ирака. Эфирные разговоры, которые вели летчики во время полетов, прослушивались и записывались, а затем подробно анализировались лингвистами, психологами и прочими специалистами. Досье дополнялись сведениями о карьере летчиков, их семейной жизни, окружении, слабостях и пороках, нащупывались их слабые места.

Аналитики МОССАД пришли к выводу, что операция вполне может быть успешной, если ставку сделать на летчика-немусульманина. Круг кандидатов на вербовку сразу сузился. В среде арабских летчиков христиан были единицы.

В этот список попал иракский летчик, командир эскадрильи капитан Мунир Редфи. Карьера его была блестящей. В свои 23 года он считался лучшим пилотом Ирака, а учился он летать и в США, и в СССР, освоив несколько типов боевых самолетов, в том числе и МиГ-21.

Читать еще:  Схемы БМД-4 - боевая машина десанта

История его вербовки до сих пор не раскрыта, но существуют две версии. По одной из них, к побегу его склонил слуга дома, который был для Мунира духовным отцом. Он объяснил, что рано или поздно в Ираке начнутся гонения на христиан. Их тогда уже начали вытеснять со всех государственных служб и даже арестовывали по вымышленным обвинениям. Пока летчик нужен, его не тронут, но придет время — и его заменят мусульманином.

По другой версии, в дело была брошена красивая женщина, американка, но еврейского происхождения. Она была агентом МОССАД, и среди многих кандидатов на вербовку сама выбрала Мунира Редфи. Когда разговоры между ними стали более откровенными, ас признался, что ему приходится летать на бомбежку курдских селений. Убийство мирных жителей не давало ему покоя. Его мучила совесть — любой геноцид он считал тягчайшим преступлением.

Однажды американка пригласила его совершить путешествие в Париж. Там он и узнал об истинных целях, которые она преследовала. Мунир Редфи согласился на угон самолета, но при условии, что его семью и всех родственников вывезут из Ирака.

Вполне возможно, что в ход были пущены оба варианта вербовки. Слуга сломил сопротивление летчика, американка же конкретизировала задачу.

Из Парижа иракский ас был тайно доставлен в Израиль на авиабазу Хацор. Там его встретил сам командующий ВВС Мордехай Ход. Совместно они обсудили предполагаемый курс самолета. Предстояло пролететь 900 километров, минуя станции слежения на территории Ирака и Иордании. За 25 минут полета Мунир Редфи мог быть сбит или иранскими, или иорданскими истребителями. Да и над Израилем его подстерегала опасность: строжайшая секретность операции не позволяла заранее предупредить службу ПВО.

С командиром авиабазы полковником Шломо Барекетом иракский летчик прошел отрезок маршрута над Израилем.

В ходе разговора Редфи был поражен, насколько хорошо израильтяне информированы о порядках на его родной авиабазе. Разведке было известно даже расписание тренировочных полетов с точностью до минуты.

Операция, которая так успешно началась, получила почему-то медицинское название — «Пенициллин».

МОССАД удалил из Ирака всю свою агентурную сеть, которая своей активностью могла навлечь подозрения. Для обеспечения эвакуации родственников летчика было заслано пять оперативных групп. Разведчики быстро договорились с курдами, и те обещали помочь.

Семью Мунира Редфи отправили в Лондон, якобы для срочного лечения сына.

17 февраля 1966 года в адрес одного из европейских центров МОССАД пришла из Ирака открытка: «У нас все в порядке. Скоро возьму пенициллин. Привет новым друзьям. До скорой встречи».

Время пошло. Но полет все откладывался. Советские военные специалисты, предвидя возможность угона самолета, заправляли баки горючим только на выполнение тренировочного полета.

Удобный случай представился лишь 14 августа. В этот день полет предполагался длительным, и к самолету подвесили дополнительный бак. Мунир набрал высоту и тут почувствовал в кабине запах едкого дыма. Пришлось идти на посадку. Техники обнаружили замыкание в электроцепи.

Лишь на следующий день все сложилось удачно. Поднявшись с аэродрома в 7.30 утра, Мунир Редфи взял курс на восток, а затем, сломав его, бросил свой МиГ-21 к самой земле.

Как оказалось позже, ни одна служба ПВО не засекла нарушителя.

Над Израилем его уже ждал «Мираж» сопровождения, который и проводил МиГ до авиабазы в Хацоре. В 7.55 колеса угнанного самолета коснулись взлетно-посадочной полосы аэродрома.

Чтобы скрыть операцию по угону, разведчики МОССАД подготовили главный козырь. На пресс-конференции журналистам было продемонстрировано письмо иракского летчика, пришедшее десять дней назад. В этом письме он, якобы намереваясь покинуть свою страну по личным мотивам, просит принять его.

У прессы не было вопросов — все было ясно.

Только советское руководство, понимая, что в случившемся не все чисто, настроено было весьма решительно. Они потребовали вернуть самолет. Израильтяне в последний раз поиграли в справедливость: они не допустили осмотреть самолет даже американцев.

Тем временем в Ираке были расстреляны офицеры, под чьим командованием служил предатель. Что стало с нашими советниками — неизвестно. Вскоре МиГ-21 был продемонстрирован на авиационном параде в Тель-Авиве. Летчик-испытатель израильских ВВС дал высокую оценку самолету.

Кто знает, как бы сложилась война Израиля с арабскими странами в июне 1967 года, если бы не были раскрыты тайны новейшего истребителя и другой похищенной у арабов советской военной техники. А так она продлилась шесть дней и закончилась полной победой израильтян.

Всегда интересны судьбы предателей. Не разделил ли Мунир Редфи участь своего казненного египетского коллеги?

Совсем недавно в западной прессе было опубликовано сообщение, что в возрасте 58 лет скончался человек, некогда угнавший в Израиль истребитель МиГ-21. Газеты писали, что все эти годы он жил вполне счастливо и безбедно, продолжал работать летчиком в одной из частных авиакомпаний. Правда, маршруты его полетов пролегали в основном над безлюдьем пустынь. Он обслуживал нефтепромыслы. МОССАД хорошо спрятал своего Иуду.

Операции «Бриллиант» и «Пенициллин»: история похищения Миг-21

Израиль изначально был чужеродным островком в арабском море Ближнего Востока. Крошечное по площади и немногочисленное по населению, в сравнении с соседями государство не могло подавить врагов скромной военной силой.

Выход нашли в развитии отлаженного механизма разведки и контрразведки. Организация «Моссад» стала одной из самых успешных спецслужб мира. Одним из ярких штрихов в её послужном списке была операция «Пенициллин».

МиГ-21 – фактор мира или войны

Истребитель третьего поколения с крылом треугольной формы сразу заинтриговал потенциальных противников. Вскоре после запуска машины в серию МиГ-21 начали поставлять арабским союзникам на Ближнем Востоке.

Египет, Сирия и Ирак балансировали на грани войны с Израилем и, поэтому новое оружие становилось решающим фактором в неминуемом конфликте.

МиГ-21

Основатель израильских ВВС Дан Толковский выдвинул тезис: «чтобы победить, надо знать оружие противника». «Моссад» воспринял его слова как указание к действию.

Разведчики провернули ряд мероприятий с подкупом, шантажом и даже убийством несговорчивых. В итоге кампании египетский капитан угнал в Израиль самолёт, но это был не МиГ-21, а устаревший Як-11. Израильтяне пилота «кинули», а египтяне нашли и казнили предателя.

Новый вариант – операция «Бриллиант»

Оперативные провалы разведки заставили сменить мотивацию вербовки нужного агента. Лётчик-христианин – вот кто нужен, но таких было немного. В разработку попал командир эскадрильи иракских ВВС Мунир Редфи, ассирийского христианина. Он учился в СССР и США, среди освоенных им типов машин был и МиГ-21.

В 23 года его признали как лучшего пилота Ирака. Как его удалось склонить к измене до сих пор неясно.

Есть две версии вербовки. По одной, в дело была замешана женщина-шпион, надавившая не только на романтические чувства, но и на более материальные эмоции. Другая версия связана с евреем-слугой в доме его отца. Иосиф Шамаш, так звали слугу, имел сильное моральное влияние на молодого человека. По наущению «Моссад» он убедил Мунира не доверять властям своей страны.

Условия игры и послесловие

Скорее всего, могли быть задействованы оба фактора сразу и плюсом материальный посул размером в 500 000 английских фунтов стерлингов за перегон в Израиль истребителя МиГ-21.

В свою очередь, Редфи потребовал вывезти его семью из Ирака и обеспечить ей безопасность. Когда окончательная договорённость была достигнута, обе стороны приступили к выполнению обязательств. Операцию назвали «Пенициллин», имея в виду предлог выезда семьи, лечение сына Мунира в Лондоне.

Операция «Пенициллин»

К вывозу семьи израильтяне привлекли группу иракских курдов Мустафы Барзани, который по горным маршрутам вывез всю семью лётчика в Израиль. К 15 августа 1966 года за спиной изменника никого не осталось, Мунир Редфи совершил 25-минутный перелет из Ирака на израильскую авиабазу в Хацоре.

Читать еще:  Характеристики "Даугава" - РЛС СПРН

Там машину досконально изучили и отдали американцам, которые уже были с ней уже знакомы, но самого аппарата еще не имели.

На этот раз израильтяне лётчика-предателя не обманули: деньги и гражданство он получил, но долго проживать в Израиле не захотел. В 1969 году Мунир Редфи и его семья переехали в Италию.

Там бывший воздушный ас прикупил себе бензоколонку, которая обеспечивала его благодушное существование до самой смерти в 1998 году.

Операция «Пенициллин»

Разведчики «Моссада» считают операцию «Пенициллин» одной из самых успешных в истории израильских спецслужб и не менее значимой, чем, например, освобождение заложников в аэропорту Энтеббе или похищение нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Результатом этой операции стал угон в 1966 году новейшего советского истребителя МиГ-21, состоявшего на вооружении иракских ВВС.

МиГ-21гроза западных ВВС

В начале 50-х годов советское ОКБ Микояна и Гуревича разработало новый реактивный истребитель – МиГ-21. Быстрый и манёвренный, он мог стать серьёзным противником боевым самолётам, стоявшим на вооружении у потенциальных врагов СССР. Эффективность МиГ-21 была убедительно доказана во время войны во Вьетнаме, где он успешно сражался с американскими истребителями F-4 Phantom II.

В 1961 году Советский Союз начал поставлять «миги» арабским странам, которые вели подготовку к большой войне с Израилем. К 1963 году МиГ-21 уже стоял на вооружении ВВС Сирии, Ирака и Египта. В начале 60-х годов израильские военные специалисты осознали опасность этого истребителя и пришли к выводу, что для успеха в будущей войне Израилю необходим угон одного из его экземпляров. Конструкцию и возможности МиГ-21 израильтяне планировали изучить в лабораториях и во время экспериментальных полётов, что позволило бы выработать тактику ведения воздушных боёв против сирийских, иракских и египетских ВВС. Создатель и командующий ВВС Израиля Дан Толковский говорил: «Основной принцип ведения войны: чтобы победить, нужно знать оружие, которым воюет противник».

Начиная рассказ об угоне МиГ-21, стоит сделать важное замечание – многие данные, касающиеся подготовки к операции и её реализации, разнятся в зависимости от источника. С разницей в один-два дня указаны даты многих событий, по-разному объясняется мотивация участников операции и описываются трудности, возникшие во время её проведения. Это связано с тем, что большая часть информации пока находится под грифом «секретно», а рассекреченные данные до сих пор не опубликованы в виде официального релиза. Более того, в публикациях, посвящённых данной операции, приводятся два разных её названия. Русскоязычные авторы чаще всего используют название «Пенициллин», в Израиле же операция получила имя «Яалом» (ивр. – «бриллиант»).

Провальные попытки

Первые попытки угона МиГ-21 были предприняты израильтянами в 1963–1964 годах. Для выполнения этой задачи израильские спецслужбы завербовали капитана египетских ВВС Махмуда Аббаса Хильми. Лётчик находился в оппозиции к египетским властям из-за того, что получил приказ бомбить мирное население Йемена во время гражданской войны, разгоревшейся в этой стране после революции 1962 года. За угон истребителя израильтяне предложили Хильми политическое убежище и один миллион долларов. Однако операция закончилась неудачей – по ошибке Хильми угнал старый учебно-тренировочный истребитель Як-11. Точных данных о причине этого провала нет, однако существует версия, что лётчик угнал самолёт до того, как получил полные инструкции от израильских спецслужб. В результате египтянин не получил миллиона долларов, но ему было предоставлено убежище и небольшое денежное пособие.

Вторая неудачная попытка угона МиГ-21 из Египта произошла в начале 1965 года. Данные о ней также расходятся. По одной версии, израильтяне нашли лётчика, который согласился угнать самолёт, подготовили план угона, но в последний момент лётчик по непонятным причинам отказался от его реализации. По другой версии, лётчики-оппозиционеры вообще не захотели иметь дело с Израилем.

«Моссад» торопится получить МиГ

В апреле 1965 года командующий ВВС Израиля генерал Эзер Вейцман обратился к директору «Моссад» Меиру Амиту с настоятельной просьбой всё-таки заполучить МиГ-21. Война с коалицией арабских стран была не за горами, и израильтянам было жизненно важно ознакомиться с характеристиками нового самолёта и отработать тактику боя против него.

Проанализировав опыт прошлых неудач, специалисты «Моссада» пришли к выводу, что нужно делать ставку на немусульманина. В это же время в израильское посольство во Франции обратился иракский еврей Иосиф Максур (по другой версии – Иосиф Шамаш). Он был одним из немногих евреев, оставшихся в Ираке после создания государства Израиль и массовой эвакуации еврейского населения из арабских стран. Иосиф работал слугой в доме христиан-ассирийцев по фамилии Редфа и был весьма уважаемым человеком из-за своей природной смекалки. Однажды во время бытовой ссоры один из Редфа допустил антисемитское высказывание в адрес своего еврейского слуги. Иосифу было шестьдесят лет, и он имел очень смутное представление о том, кто такие евреи и что такое иудаизм. Но после этого случая он начал больше интересоваться своим происхождением, стал патриотом Израиля, вышел на связь с израильскими спецслужбами и предложил им свои услуги. Старому слуге было известно, что один из членов семьи Редфа – Мунир – пилотировал МиГ-21 и хотел покинуть Ирак, так как в стране начались гонения на христиан. Этой информацией Иосиф и поделился с израильскими спецслужбами.

Вскоре «Моссад» начал переговоры о том, каким образом будет проведена операция и какие гарантии получит семья Редфа. Речь шла о переезде в Израиль целого клана и выплате огромной компенсации, так как семья имела в Ираке большое количество недвижимости. В итоге стороны сошлись на сумме в 500 тысяч фунтов стерлингов. Половину этой суммы должен был получить дядя Мунира, выехав на лечение в Швейцарию. Иракское правительство доверяло ему, и отъезд не вызывал бы подозрений. В переписке «Моссада» и Мунира Редфа самолёт фигурировал под кодовым словом «Пенициллин».

Чтобы Редфа не сомневался в намерениях израильской стороны, его на несколько дней тайно вывезли на Святую Землю. 24 января 1966 года в сопровождении представителей израильских спецслужб он прибыл на авиабазу «Хацор», где встретился с начальником воздушного отдела Генштаба ЦАХАЛ Мордехаем Ходом, а также руководителем «Моссада» Меиром Амитом. Пилоту рассказали, каким путём следует лететь из Ирака в Израиль, чтобы не быть запеленгованным иракскими и иорданскими радарами, а он, в свою очередь, заверил израильтян в том, что ему удастся добиться перевода на ту военную базу, где стоят самолёты МиГ-21. На следующий день Редфа был загримирован и для конспирации переправлен в Европу под чужими документами, а оттуда вернулся в Ирак.

Начало операции

Информацию о своей деятельности Редфа передавал с помощью почтовых открыток. 17 февраля 1966 года он сообщил израильтянам:

«У нас всё в порядке. Скоро возьму пенициллин. Привет новым друзьям. До скорой встречи»

Через два месяца от него пришла новая информация:

«Мне удалось перевестись из госпиталя, где я нахожусь, во внутреннее отделение. Перевод произойдёт в июне. Тогда же, по всей видимости, перешлю вам пенициллин»

17 июля он прислал последнее сообщение перед угоном:

«Переведён во внутреннее отделение. Прохожу курс терапии пенициллином. Скоро привезу его вам. В начале августа моя жена с детьми и братом выезжает за границу»

Клан Редфа частично выехал за границу под различными легендами, а оставшиеся были эвакуированы израильскими ВВС из гор Курдистана, куда семья ушла под предлогом пикника. Эвакуация состоялась сразу же после того, как израильтянам стало ясно, что самолёт угнан.

Самолёт летит в Израиль

14 (по другим данным – 13) августа 1966 года состоялся тренировочный полёт, во время которого Мунир Редфа должен был угнать самолёт. Однако с первой попытки сделать это не удалось. Пилот поднял машину в воздух, производил полёт по заданному курсу и уже собирался резко поменять направление движения, как вдруг началось задымление кабины (загорелась проводка), и Редфа был вынужден вернуться на базу.

Читать еще:  Видео Бе-4 - летающая лодка

Следующий полёт состоялся 15 (по другим данным – 16) августа. На этот раз всё прошло успешно. Лётчик изменил заданный курс, выключил радио, из которого раздавались приказы вернуться назад, и направил самолёт в сторону иорданской границы, ведя его зигзагообразным курсом, проложенным «Моссадом». Приближаясь к границе Иордании и Израиля, Редфа увидел два израильских истребителя, летевших ему навстречу. Самолёты обменялись условными сигналами, и МиГ-21 в сопровождении израильтян направился на военный аэродром в пустыне Негев.

Расхождение в датах проведения операции вызвано тем, что достоверно известна лишь дата появления «мига» в воздушном пространстве Израиля – 16 августа. Говоря же о событиях, которые предшествовали этому, участники операции использовали размытые формулировки «накануне» и «за сутки до этого», что дало исследователям несколько вариантов при определении даты операции.

Израильские пилоты провели три дня до вылета в состоянии полной боевой готовности, но, даже поднявшись в небо, не знали о том, какую задачу им предстоит выполнить. Даже ведущий звена подполковник Ран Ронен не был извещен о том, какое значение для Израиля имеет его вылет. Через несколько секунд после того, как самолёты набрали высоту, диспетчер дал им приказ лечь на курс 90 градусов, который вёл в Иорданию. Ронен попросил подтверждения, и диспетчер повторил приказ: «Курс 90, предельная скорость. На перехват». Позднее Ран Ронен вспоминал:

«Есть в иврите такое слово лемивгаш. Означает «на перехват». Это означает, что есть какая-то цель, которую вам поручено перехватить и уничтожить»

Не зная, что их ждёт впереди, Ронен скомандовал ведомому: «Включай!», имея в виду, что следует привести в боевую готовность пушку и ракеты. Затем в наушниках раздался голос, который пилоты никак не ожидали услышать. К Ронену обратился сам командующий ВВС генерал Мордехай Ход: «Ран, через несколько минут ты увидишь кое-что, что сбивать нельзя. Следи за направлением на 11 часов»

Ран Ронен вспоминал:

«Я сказал генералу: «Вас понял!» И через некоторое время увидел на горизонте чёрную точку. Эта чёрная точка стала уходить влево, пока не оказалась от меня на 90 градусов. Я увидел силуэт самолёта. Это было невероятно! Это было что-то невозможное! Это была просто мечта! Это было что-то невообразимое!»

К восторгу Ронена, ставшего первым израильтянином, который увидел суперсовременный МиГ-21, примешивался страх перед непредсказуемым поведением пилота, находившегося за его штурвалом:

«Я сказал ведомому, чтобы он шёл за ним на расстоянии 150 метров, держал его в прицеле, и чтобы всё оружие было готово. Я подумал, что пилот МиГа может быть камикадзе, и всё это хитрая ловушка. Я не выпускал ручку управления и рычаг управления двигателем из рук на случай, если он попытается оторваться, если что-то предпримет. Я летел немного выше, очень близко… метров десять… меньше… И тогда он меня заметил. Я кивнул ему головой – он ответил. Тогда я поднял левую руку – он ответил и на этот жест. Тогда я показал ему знаками, чтобы он следовал за мной. Он кивнул в знак согласия, и я его повёл»

Самолёт Ронена шёл рядом с «мигом», а его ведомый держал угнанную машину в прицеле до тех пор, пока самолёты не приземлились в Израиле.

В Израиле Мунира Редфа встретили как героя. Его семья получила убежище, большую сумму денег, а он сам, по данным, приведённым в статье «The Jewel in the Crown», устроился на работу лётчиком в одну из нефтедобывающих компаний на Синае. Через некоторое время клан Редфа уехал в Западную Европу, так как не смог прижиться в еврейском государстве. В 1998 году Мунир Редфа умер от инфаркта.

ЦАХАЛ изучает самолёт противника

Израильские ВВС сумели в полной мере воспользоваться угоном новейшего самолёта. Благодаря нескольким полётам на угнанном «миге» лётчики ЦАХАЛ могли прогнозировать поведение противника в воздухе. Данни Шапира, ведущий израильский лётчик-испытатель тех лет, приводит такой эпизод:

«Один лётчик мне сказал, что час назад в Негеве сел МиГ-21, и предположил, что я скоро сяду за штурвал этого самолёта. Я подумал, что это шутка и сказал: «Хватит трещать!» Но на следующее утро меня вызвал Мордехай Ход. Он взглянул на меня, улыбнулся и сказал: «Слушай, Данни, ты будешь первым в мире западным пилотом, который полетит на МиГе-21. Я ответил: «Что ж, здорово!»

Шапира осмотрел самолёт и получил инструктаж от Мунира Редфа. После этого все арабские надписи на приборной доске были переведены на иврит и английский, а уже через несколько дней лётчик поднял МиГ-21 в небо над Средиземным морем. Позднее Шапира вспоминал: «Ничего не было сложного. Скороподъёмность отличная. Этот самолёт был минимум на 900 или даже 1000 килограммов легче, чем «Мираж».

Ознакомившись с новинкой, Шапира начал участвовать в учебных боях против лучших израильских пилотов:

«У нас была программа: потренировать пилотов, посмотреть, как маневрирует МиГ-21, и понять, что должен делать «Мираж», чтобы оставаться на хвосте у МиГа и сбить его»

Хорошо отзываются о МиГ-21 и специалисты по истории ВВС. В частности, писатель и историк Лон Нордин даёт ему следующую оценку:

«Надо сказать, что русские научились делать очень экономичные самолёты – они даже не использовали клепку впотай. То есть, поверхности не были идеально ровными, а некоторые швы были совсем грубыми. Но какая разница, если самолёт может выдать двойную скорость звука? Этот МиГ был эффективен, быстр, обладал хорошей манёвренностью. А если он в бою живёт не больше двух дней – пусть будет дешевле!»

Помимо достоинств нового «мига», израильтяне узнали и о том, что на больших скоростях и малой высоте его управляющие поверхности действуют медленно и неэффективно. Главным же недостатком самолёта являлся очень плохой обзор задней полусферы. «Если зайдёте сзади, немного ниже (в ста пятидесяти метрах под МиГом), то он вас не заметит, – резюмировал Данни Шапира после учебных полётов, – Если замечаете, что МиГ начинает делать небольшие повороты то влево, то вправо, это значит, что он вас высматривает, он вас не видит, но пытается увидеть. Как только он начинает поворачивать – подлетайте и стреляйте в него».

Впервые услугой Мунира Редфа и трудами Данни Шапира израильтяне воспользовались 7 апреля 1967 года. После того как сирийская армия обстреляла еврейские поселения, в воздух были подняты две эскадрильи истребителей Dassault Mirage III, которые вступили в бой с сирийскими «мигами» и сбили шесть из них, не понеся при этом потерь. Ошеломлённые сирийские лётчики докладывали, что израильтяне действовали так, будто знали обо всех тактико-технических характеристиках этих самолётов. Но главным результатом угона иракского «мига» стали успешные действия ВВС Израиля во время Шестидневной войны, когда израильские пилоты сбили шестьдесят самолётов противника, потеряв лишь двенадцать своих. Так, полковник Гиора Эвен-Эпштейн одержал семнадцать воздушных побед и стал одним из наиболее результативных асов в истории реактивной авиации.

  1. Ian Black, Benny Morris. «Israel’s Secret Wars: A History of Israel’s Intelligence Services»
  2. Yael Bar, Lior Estline, Nikolai Avrutov. «The Jewel in the Crown» (iaf.org.il)
  3. Константин Капитонов, «Как угнали МиГ-21» (vestnik.com)
  4. Вячеслав Федоров, «Операция «Пенициллин» (Угон МиГ-21)» (airwar.ru)
  5. «Born to Fly – The story of Test pilot Danny Shapira» (документальный фильм)

арабо-израильский конфликт · психология тоталитаризма и народных протестов

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector