27 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Видео Т-40 – плавающий танк

Танк Т-40

Рисунок советского малого плавающего танка на Юго-Западном фронте, лето 1941 год

Т-40 – советский малый плавающий танк периода конца 30-х – начала 40-х годов прошлого столетия, явившийся следующим модернизированным типом плавающих танков после танков Т-37А и Т-38. В названии буква «Т» обозначает слово «танк», а число «40» – тип разработанного танка по порядку.

Советский талый плавающий танк Т-40, оснащенный автоматической 20-миллиметровой пушкой ШВАК-Т в Бронетанковом музее в Кубинке

История и предпосылки создания.

К концу 30-х годов прошлого столетия стало понятно, что не совершенные в конструкции со слабым вооружением пребывающие на службе в РККА малые плавающие танки Т-37А и Т-38 не могут удовлетворить запросов современного в то время боя. В конце 1938 года перед конструкторским бюро завода № 37 под руководством выдающегося конструктора малых и легких советских танков Н. А. Астрова была поставлена задача: разработать и запустить в серию новый малый плавающий танк, который бы отличался от своих предшественников более мощным вооружением и надежностью ходовой части. В марте 1939 года документация для производства нового танка, который получил индекс «Т-40», была готова. 19 декабря 1939 года Комитетом обороны СССР танк Т-40 был принят на вооружение РККА, а уже в начале 1940 года были выпущены первые образцы танка. В октябре 1940 года началось серийное производство, которое было остановлено лишь в декабре 1941 года, когда Т-40 уступил на конвейере место более новым и совершенным танкам, в часности Т-60.

Советский малый плавающий танк Т-40

Компоновка.

Малый плавающий танк Т-40 имел компоновку, характерную для всех малых плавающих танков того периода. Танк имел пять отделений. Трансмиссионное отделение сопрягалось с отделением управления и размещалось в носовой части корпуса машины. Моторное отделение размещалось по правому борту средней части корпуса. Боевое отделение являлось местом размещения экипажа и находилось по левому борту средней части корпуса, а так же распространялось на башню. В кормовом отделении, размещенном в задней части корпуса располагались агрегаты и узлы водоходного движителя, гидродинамическая ниша, в которой размещался гребной винт, баки с топливом и радиатор жидкостного охлаждения двигателя.

Экипаж малого плавающего танка Т-40 состоял из двух человек. В состав экипажа входили механик-водитель и командир танка. Место механика-водителя находилось в левой части корпуса. Командир находился в башне, которая, как и у предшественников, устанавливалась со смещением от продольной оси вправо. В бою командир танка осуществлял наблюдение за местностью и вел огонь из башенных спаренных пулеметов.

Для посадки-высадки в танк командир и механик-водитель могли воспользоваться своими люками, которые размещались соответственно крыше башни танка и рубке корпуса.

Экипаж советского малого плавающего танка Т-40, фото довоенных лет

Бронезащита корпуса и башни.

Бронезащита малого плавающего танка Т-40 разрабатывалась по дифференцированному противопульному принципу. Броня танка защищала его экипаж от пуль винтовочных калибров, пулеметных пуль средних калибров и мелких осколков.

Броневой корпус танка Т-40 был сконструирован инженером А. В. Богачевым и собирался из листов броневой стали, которые с помощью сварки и болтовыми соединениями монтировались на каркас корпуса и между собой. Для сборки бронекорпуса использовали стальные катаные листы толщиной 5 миллиметров, из которых формировались крыша и днище корпуса. Лобовая часть корпуса не имела постоянной толщины бронеплит: в месте рубки механика-водителя броня усиливалась до 20 миллиметров, в ряде других мест она не превышала и 15 миллиметров. Наклон лобового броневого листа к вертикали составлял 10 градусов. Борта и корма корпуса формировалась из бронелистов толщиной от 13 до 15 миллиметров.

Башня малого плавающего танка Т-40 имела коническую форму и собиралась также с помощью сварки из броневого листа толщиной в 15 миллиметров с наклоном к вертикальной нормали под углом в 25 градусов. Крыша башни имела бронирование в 5 миллиметров и формировалась из плоского цельно катаного листа. В лобовой части башни выполнялась ниша для установки маски пулеметов, бронирование которой лежало в пределах 10-15 миллиметров.

Размещение экипажа малого плавающего танка Т-40, фото довоенных лет

Вооружение.

В качестве основного вооружения малого плавающего танка Т-40 использовался крупнокалиберный 12,7-миллиметровый пулемёт ДШК, который устанавливался на цапфы в башне и защищался маской и дополнительным броневым кожухом. Длина ствола пулемета ДШК составляла 78,7 калибра. Боекомплект к пулемету ДШК составлял 500 патронов, укомплектованных в ленту, которая укладывалась в кольцевой короб башни танка. Боекомплект состоял из нескольких видов патронов: Б-32 с бронебойно-зажигательной пулей, Б-30 с бронебойной пулей, БЗТ с бронебойно-зажигательно-трассирующей пулей и БС-41 с бронебойно-зажигательной пулей.

В спарке с крупнокалиберным пулеметом ДШК устанавливался 7,62-миллиметровый пулемёт ДТ, разработанный в 1929 году. Относительно продольной оси башни пулемет ДШК был смещен в правую сторону, а пулемет ДТ – в левую. Боекомплект пулемёта ДТ состоял из 2016 патронов, которые укладывались в 32 диска.

Стоит отметить, что в 1941 году было выпущено несколько экземпляров танка Т-40, которые были оснащены 20-миллиметровой автоматической пушкой ШВАК-Т, к которой предусматривался боекомплект в 750 выстрелов, но данный эксперимент необходимо рассматривать, как переходной вариант перед созданием легкого танка Т-60.

Советский малый танк Т-40 движется в составе колонны, зима 1941 года

Ходовая часть, двигатель и трансмиссия.

В качестве силовой установки малого танка Т-40 использовался рядный четырёхтактный шестицилиндровый карбюраторный двигатель ГАЗ-11 с жидкостным охлаждением, который развивал мощность в 85 лошадиных сил, что позволяло развивать максимальную скорость по шоссе в 44 километра в час. Двигатель оснащался либо карбюратором К-23, либо двумя спаренными карбюраторами ГАЗ-М-9510. В качестве топлива для указанного двигателя использовался бензин с октановым числом 76, который заливался в три топливных бака, имевших суммарный объём 206 литров. Баки размещались в кормовом отделении и изолировались от боевого отделения, что повышало шансы экипажа на спасение в случай его поражения.

Малый плавающий танк Т-40 имел механическую трансмиссию, которая состояла из:

главного (основного) однодискового фрикциона, который работал по принципу сухого трения «стали по феродо» и устанавливался на маховик двигателя;

четырёхступенчатой коробки передач, имевшей демультипликатор (при четырех передачах вперёд и одной – назад);

многоступенчатого карданного вала;

главной конической передачи;

двух бортовых многодисковых фрикционов, работающих по принципу сухого трения «сталь по стали» и ленточных тормозов с накладками из феродо;

двух однорядных простых бортовых редукторов.

Ходовая часть малого танка Т-40 являла собой новшество в тот период в отечественном танкостроении. Впервые в истории на танке Т-40 применили торсионную индивидуальную подвеску. По каждому борту в состав подвески входили четыре опорных односкатных катка небольшого диаметра (550 миллиметров) с резиновыми накладками и бандажами, три односкатных поддерживающих катка при наружной амортизации, ленивец и ведущее колесо. Ведущие колёса, расположенные впереди, имели цевочное зацепление и собирались с зубчатыми венцами, а ленивцы, расположенные сзади, оснащенные механизмами натяжения гусениц.

Гусеница танка Т-40 по типу была мелкозвенчатой с шириной двухгребневого трака в 260 миллиметров.

Малые плавающие танки Т-40, погруженные на железнодорожные платформы для транспортировки

Боевое применение.

Учитывая то, что малый танк Т-40 был выпущен в незначительных количествах, подробной информации о его боевом применении нет. Известно, что на начало вторжения Германии в прифронтовых округах насчитывалось 141 экземпляр танка Т-40. Безграмотное использование танков данного типа советским командованием привело к тому, что практически все танки этого типа были потеряны в первые месяцы войны. Однако, в некоторых источниках есть упоминания о том, что отдельные экземпляры танка Т-40 сохранились в РККА вплоть до лета 1944 года (Волховский фронт).

Несколько танков Т-40 на начальном этапе войны были захвачены Германией и ее союзниками, но какой-либо информации о их успешном применении нет. Известно, что в Вермахте в некоторых танковых подразделениях на вооружении состояло 8 машин Т-40, а в румынской армии – одна.

Вышедший из строя и брошенный экипажем советский малый танк Т-40, Юго-Западный фронт, лето 1941 года. На фотографии видно, как красноармейцы и местные жители осматривают машину

Рассказы об оружии. Малый плавающий танк Т-40 (20 фото)

И одновременно нельзя не признать, что из всей линейки (Т-37А, Т-38 и Т-40) он был самым конструктивно доведённым до ума, то есть до полноценного выпуска и участия в боевых действиях.

В рамках существующей тогда тактики применения Т-40 был весьма хорош. Он полностью отвечал всем требованиям по применению. Разведка, связь, боевое охранение колонн на марше – никаких проблем, машина справлялась, в отличие от предшественников.

Читать еще:  Як-9 - истребитель

Более того, кроме себя с экипажем, Т-40 вполне мог перемещать несколько (до четырех) пехотинцев с полным снаряжением по суше и пару по воде, что на Т-38, например, было нереально.

Вооружение тоже изменилось, и пара пулемётов разного калибра позволяла поддерживать в бою свою пехоту и даже бороться с легкобронированными машинами противника. ДШК калибром 12,7 мм был в состоянии вломить как бронетранспортеру, так и легкому танку.

Плюс весьма неплохая проходимость и плавучесть. Танк реально удался, несмотря на довольно жуткую историю появления.
Самым значительным недостатком Т-40 была унаследованная от Т-37А перегруженность командира танка. Это был, наверное, самый несчастный человек в танковых войсках РККА, поскольку командиру Т-40 неплохо было бы родиться осьминогом. И осьмиглазом.
Командир танка выполнял функции наводчика, заряжающего, радиста (если танк был радиофицированный), осуществлял координацию с другими танками и руководил механиком-водителем.
В общем, та еще должность.

Но каким бы ни был малочисленный экипаж, как бы ни был перегружен командир, не в том основные проблемы танка. Понятно, что в начале Великой Отечественной ввиду огромных потерь танков (как боевых, так и небоевых) Т-40 стали применять как танк непосредственной поддержки пехоты.
«Такое было время». Да, время было именно такое, но применение плавающего разведывательного танка в качестве легкого танка поддержки пехоты… Простили бы, если бы не было так обидно.
Какое главное требование для линейного танка? Наличие вооружения и бронирования. Точка.
Ну какой из Т-40 линейный танк? Понятно, что даже Т-26, который не был венцом танкостроения, смотрелся в этой роли предпочтительнее.

Но тут другое. В конструкцию Т-40 был заложен существенный резерв, что позволило быстро разработать на основе легкого танка более защищённый и более мощно вооружённый, по сравнению с исходным вариантом, лёгкий танк Т-60. Но это совсем другая (по секрету скажу – следующая) история.
А во время войны стали массово выпускать «сухопутные» варианты Т-40С и Т-30, лишенные возможности плавать, зато с усиленной броней и пушечным вооружением.
И сказать, что эти легкие танки были бесполезны, – это сказать глупейшую глупость.

Да, «от границы мы Землю вертели назад, было дело сначала». Но потом все пошло в обратную сторону, как общеизвестно. И, форсируя «на зубах» Днепр, Днестр, Дунай, Вислу, советские командиры не единожды вспоминали потом в своих мемуарах брошенные и сожженные плавающие танки.
Даже единично уцелевшие тарахтелки Т-37А и Т-38 приносили пользу своими пулеметами, что уж говорить о более серьезных машинах, как Т-40. Но в основном наши солдаты форсировали реки на импровизированных плавсредствах без какой-либо поддержки, неся большие потери от огня противника.
Между тем маневренный, быстрый и плавающий Т-40 мог бы серьёзно помочь в захвате и удержании плацдармов на другом берегу водной преграды.

Более того, сегодня мы все совершенно спокойно воспринимаем легкобронированные плавающие машины, зачастую вооруженные пулеметами. Только вместо гусениц – колеса, а так тема все та же. Понятно, о ком я, о БРДМ и ее аналогах во многих странах мира.
Мы много говорим об отсталости советской промышленности, как нам в те годы не хватало всего: конструкторов, моторов, станков, технологий. И это правда, так и было.
Но вот чего до сих пор не могу понять, хотя пишу уже третью статью о плавающих танках, это как мы вообще умудрились. Ведь если заглянуть в танковые энциклопедии и каталоги, то выясняется страшная картина: среди зарубежной техники того времени Т-40 практически не имеет аналогов.
Можно долго и нудно сравнивать Т-40 с немецким Т-I, итальянским L6/40, японским «Ха-Го» или «Ка-Ми». Кого-то Т-40 превосходил в огневой мощи, кого-то в скорости, а кого-то брал умением плавать. Точнее, из всех перечисленных одноклассников плавать умел «Ка-Ми», но как!
Надо было развьючить поплавки и установить их на борта танка. А после выхода на сушу, соответственно, сбросить их. А Т-40 был готов форсировать любые водные преграды 24 часа в сутки 365 дней в году вообще без подготовки.

Добавляем сюда высокую надёжность и довольно высокую технологичность конструкции. Я бы сказал, что Т-40 был не просто выдающимся творением Н. А. Астрова и его сотрудников, это была бы весьма грозная машина в прямых руках.
Танку не повезло, как многим другим, принять на себя первый удар. Но это не единичный, к сожалению, пример в нашей истории. И то, что танку выпала такая судьба, стало ясно еще в начале его нелегкого пути.
Вообще, изначально, в 1937 году, Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) РККА заказало совершенно другую машину. Это был проект колёсно-гусеничного танка массой 5-6 тонн с дизельным двигателем мощностью 150—180 л. с. Проект машины получил индекс Т-39.
Астров потратил много времени, чтобы доказать безосновательность проекта, и доказал. В первую очередь, у нас не выпускалось такого дизельного двигателя. Далее Астров просто предложил свой проект нового и совершенно отличного от английской базы «Карден-Лойда», танка.

По проекту Т-40 было разработано даже два варианта — один Астрова, второй Шитикова. После эскизного проектирования оба варианта были подвергнуты обсуждению. Приняли вариант машины Астрова.

Был еще проект с ходовой от тягача “Комсомолец”, но он в серию не пошел.

Проектирование танка закончилось в конце 1938 года, и чертежи сразу же передали в производство. К весне 1939 года первые образцы машины были собраны и отправились на испытания.
Новый танк значительно отличался от своих предшественников Т-37А и Т-38. Машина получила увеличенный по высоте корпус, сваренный из 6-13-мм броневых листов. Для повышения остойчивости на плаву корпус имел трапециевидную (в поперечном сечении) форму с расширенной верхней частью.
Экипаж машины состоял из двух человек — механика-водителя, размещавшегося по оси танка, и командира, который находился в башне, установленной за водителем со смещением к левому борту.

Вооружение танка по сравнению с предшественниками было усилено. В башне, имевшей форму усеченного конуса, монтировалась спаренная установка 12,7-мм пулемета ДШК и 7,62-мм ДТ.
Большая часть боекомплекта для ДШК (9 сцепленных лент = 450 патронов) размещалась в специальном кольцевом коробе под башней, еще одна лента (50 патронов) находилась в запасе. Такая боеукладка, обеспечивавшая непрерывность питания пулемета, существенно повышала скорострельность, а главное, единственный стрелок отвлекался на перезарядку только одного пулемета ДТ.

Был ли, как это сейчас говорится, конкурентоспособен Т-40 на полях сражений Великой Отечественной?
Ответ все тот же: если применять с умом – был.

В этом плане более чем показателен бой 1-й танковой бригады РККА Юго-Западного фронта 22 сентября 1941 года. Бригада насчитывала в своем составе 7 КВ, 33 Т-34 и 32 танка Т-40 (в том числе и несколько машин без водоходного оборудования) и действовала против частей 4-й танковой дивизии вермахта и дивизии СС «Дас Райх».
Вот как описан этот бой в журнале боевых действий 1-й танковой бригады, которая к 21 сентября 1941 года находилась в районе Резники и Липовка с задачей не допустить обхода противника с юга частей 5-й кавдивизии:
«В 10:30 22.9.41 г. части дивизии СС «Райх» начали наступление из направления Долгая Лука на Липовка. Наступление поддерживалось сильным минометным огнем, двумя 105-мм артбатареями и ротой танков.
Подпустив противника на 700–800 метров он был встречен огнем из тяжелых и средних танков, в результате чего, понеся большие потери, пехота залегла, а танки начали отходить.
Пользуясь замешательством противника, 1-й ТБ 1-го ТП (танки Т-40, согласно документов штаба бригады, в атаке участвовали все имевшиеся в батальоне 32 машины) перешел в контратаку, в результате которой достиг леса, что севернее Долгая Лука, уничтожая огнем и гусеницами пехоту и вооружение противника, танки вернулись на сборный пункт.
Несмотря на понесенные потери, противник усилил свои передовые подразделения, подведя резервы, начал новую атаку.
Атака успеха не имела. Для полного очищения местности от противника, была выделена мотострелковая рота и к этому же времени подошел батальон 1 Гв. стрелковой дивизии. Бой длился в течение всего дня… Части бригады в течение дня провели 7 атак, в результате противник был разбит и рассеян. Противник потерял:
Противотанковых орудий — 13 шт;
Орудий 105-мм — 4 шт;
Минометов — 7 шт;
Мотоциклов — 16 шт;
Машин с горючим — 2 шт;
Танков — 6 шт;
Самолетов — 1 шт.
До двух рот пехоты.

В этом бою бригада потеряла:
Танков Т-40 — 4 шт;
Убитыми — 32 чел;
Ранеными — 56 чел;
Пропавшими без вести — 11 чел.».

Читать еще:  МТ-ЛБ - гусеничный тягач

Самое интересное здесь то, что в своих рапортах немцы подтверждают свои потери. В частности, 4-я танковая дивизия сообщала о потере 9 орудий, «раздавленных танками». Кроме того, она же указывала 89 человек убитых и раненых, потерянных только 1-м батальоном ее 12-го мотострелкового полка в ходе боя 22 сентября.
Правильное применение. То, чего так не хватало РККА в те дни. Тяжелые т средние танки действуя из укрытия, уничтожают танки противника, легкие танки довершают разгром.

ТТХ Т-40:
Боевая масса, т: 5,5
Экипаж, чел: 2
Количество выпущенных, шт: 960
Размеры:
Длина корпуса, мм: 4110
Ширина, мм: 2330
Высота, мм: 1905
Клиренс, мм: 300
Бронирование:
Тип брони: цементированная катаная высокой твёрдости
Лоб корпуса (верх), мм/град: 15-20/10°
Лоб корпуса (низ), мм/град: 13-15/-30°
Борт корпуса, мм/град: 13—15/25°
Корма корпуса, мм/град: 13/35°
Днище, мм: 5
Крыша корпуса, мм: 5
Маска орудия, мм/град: 10-20
Борт башни, мм/град: 15-20/25°
Крыша башни, мм: 5
Вооружение:
Пулемёты: 1 × 12,7-мм ДШК (500 патронов), 1 × 7,62-мм ДТ (2016 патронов)
Подвижность:
Тип двигателя: рядный 4-тактный 6-цилиндровый карбюраторный
Мощность двигателя, л. с.: 85
Скорость по шоссе, км/ч: 44
Скорость по пересечённой местности, км/ч: 20-25
Скорость на плаву, км/ч: 5-6
Запас хода по шоссе, км: 300
Запас хода по пересечённой местности, км: 120—150

Уже во время войны были разработаны и применялись (правда, в мизерных количествах) пушечные варианты Т-40. Танки оснащались 20-мм пушкой ШВАК-Т (ТНШ) с боекомплектом 750 снарядов, боекомплект к ДТ в таком случае уменьшался до 1512 патронов (24 диска).
Но в принципе, это стало одним из шагов к появлению на поле боя танка Т-60, и вопросы применения ТНШ мы рассмотрим применительно к этой машине.

Водоходный движитель состоял из гребного винта в гидродинамической нише и рулей. Для обеспечения движения на плаву на танке устанавливались волноотражательный щиток, теплообменник и откачивающий (трюмный) насос.
В комплектацию танка входили пробковые спасательные пояса для экипажа!
И еще одна вещь, о которой умолчать – навредить. Для ориентирования при движении на плаву или в тумане, а также в разведке, на удалении от берега (!) на Т-40 устанавливался магнитный компас производства московского завода «Авиаприбор».
Мореходность танка была достаточно высокой — он мог уверенно выполнять свои задачи при волнении до 3 баллов, а на спокойной воде перевозить груз значительной массы.
Но главное было потом. Когда на основе опыта, полученного при работе над плавающими танками, появился истинный шедевр — ПТ-76. Но о нем (снаружи и внутри) в одной из следующих статей.

Т-40 Легкий плавающий танк

Разработчик: ГКБ под руководством Астрова
Год начала работ: 1938
Год выпуска первого прототипа: 1939
Серийно производился до осени 1941 г. включительно. Активно использовался в первом полугодии войны с Германией в 1941 г.

Совершенно не лестные отзывы, получаемые из строевых частей об эксплуатационных и боевых возможностях танков Т-37А и Т-38 заставили АБТУ в корне пересмотреть требования к машинам такого класса. Соответствующее распоряжение о проектировании нового легкого плавающего колесно-гусеничного разведывательного танка было подписано 11 февраля 1937 г. будущий танк получил предварительное обозначением Т-39 и должен был обладать следующими показателями:

— высота не более 1,8 м, ширина 2 м, клиренс 0,3 м

— спаренные 12,7-мм пулемет ДК и 7,62-мм пулемет ДТ во вращающейся башне, зенитный пулемет ДТ, огнемет для защиты задней полусферы и переносной пистолет-автомат

— боекомплект для пулемета ДТ должен был составлять 750 патронов, для ДТ – 2000 патронов, запас огнесмеси – на 10 выстрелов

— корпус и башня танка должны собираться из наклонных бронелистов толщиной 13 мм

— двигатель дизельный, мощностью 150-180 л.с.

— максимальная скорость по шоссе – 75 кмч, по воде – 12 кмч

— запас хода 350 км

— танк должен был преодолевать подъем не менее 40°., вертикальную стенку высотой 0,7 м и ров шириной 2-2,5 м.

Ведущую роль в проектировании нового танка сыграл конструктор Н.А.Астров, который, исходя из собственных расчетов, утверждал о невозможности создании такой машины из-за сильных ограничений по массе и отсутствия в серийном производстве достаточно сильного дизеля. В ответ на это АБТУ инициировало разработку дизелей мощностью 180 л.с. (Д-180) и 200 л.с. (Д-200), которые планировали предоставить к осени 1937 г. А пока КБ Астрова занималось текущими проектами, что вызвало откровенное негодование со стороны военных. Прибывший на завод №37 в июле 1937 г. помощник начальника АБТУ бригадный инженер Свиридов в своем отчете написал, что работы по танку “101” (заводское обозначение Т-39) и его амфибийному варианту “102” идут крайне медленно и за 5 текущих месяцев не выполнены даже эскизные проекты. В свою очередь Астров вполне резонно заметил, что разведывательный танк колесно-гусеничной схемы является лишь временным решением и не будет полностью отвечать предъявляемым к нему требованиям. Однако АБТУ по-прежнему настаивало на собственном решении и конструктору ничего не оставалось, как продолжить работы в этом направлении.

Проект танка “101” больше основывался на наработках, полученных при создании колесно-гусеничного танка Т-43. От него переняли наклонные листы корпуса, увеличив их толщину до 10-13 мм, силовая установка танка состояла из авиационного двигателя МГ-31Ф, вооружение – один 12,7-мм пулемет ДК и 7,62-мм пулемет ДТ во вращающейся башне. Плавающий вариант “102” отличался главным образом тем, что в нем должны были использоваться агрегаты двигателя ЗиС-101.

Оба проекта были “зарублены” АБТУ. Масса танка, составившая по предварительным подсчетам 7500 кг, оказалась слишком велика, а наклонные бортовые листы имели угол установки всего 10-12°, что практически не улучшило пулестойкость.

В связи с этим АБТУ переформулировало требования к амфибийному разведывательному танку. Согласно новому ТТЗ вес ограничивался 4800 кг, броня – 6-13 мм, скорость – 40 кмч на грунте и 7 кмч на плаву, запас хода по шоссе – 250 км. Из-за отсутствия требуемых двигателей надлежало использовать лицензионную версию американского мотора Dodge (90 л.с.), выпуск которого разворачивали на ГАЗе. Вооружение оставили без изменений. Таким образом, проекты танков Т-39 закрывались, а вместо них рождался новый проект, получивший заводское обозначение “010” и войсковое Т-40.

Проектирование шло по двум направлениям. Первое предусматривало установку тележек шасси, аналогичные Т-38М. Второе развивало проект “102” с независимой торсионной подвеской. Оба конструкторских коллектива, занимавшихся танками Т-40, находились под общим руководством Астрова.

Новая машина, в отличии от Т-38, получила абсолютно новый корпус, увеличенный в ширину и по высоте. В передней части находилось место механика-водителя с элементами трансмиссии и механизмами поворота. За ним, смещенное на 250 мм к левому борту, располагалось боевое отделение с местом командира, который обслуживал спаренную пулеметную установку. Двигатель был установлен у правого борта, маховиком вперед, и отделялся от боевого отделения бронеперегородкой. В случае необходимости она могла быть снята и позволяла получить доступ к большинству агрегатов силовой установки. В корме, по бортам, размещались два топливных бака на 100 литров. Радиатор и теплообменники расположили справа за двигателем. Корпус был полностью герметизирован, что в совокупности с откидным волноотражателем позволяло двигаться по воде в условиях 3-бального волнения. В качестве подстраховки экипаж оснащался спасательными жилетами.

Приземистая башня танка имела форму усеченного конуса и толщину брони 10 мм, обеспечивая защиту от крупнокалиберных пуль и осколков на дистанции до 300 м. Бронирование корпуса также не отставало. Лобовая прита имела толщину 13 мм и была установлена под углом 25°, нос корпуса – 10 мм (30°), вертикальные бортовые листы – 13 мм, наклонные листы бортовых ниш – 10 мм (22°).

Вооружение танка, для своего класса, было достаточно мощным. Основным оружием являлся 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 г. с длиной ствола 79 калибров. В его боекомплект входило 500 патронов (10 лент), включая бронебойные Б-30 и бронебойно-зажигательные Б-32. На дистанции до 300 метров этот пулемет мог пробивать броню толщиной 16 мм. Слева от него находился танковый пулемет ДТ с боезапасом 2016 патронов (32 магазина). Для увеличения поражающей способности танк оборудовался оптическим прицелом ТМФП и запасным механическим. Радиооборудование “010” состояло из радиостанции 71-ТК-3 с дальностью связи 16 км.

Ходовая часть первого опытного состояла из 4-х опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской. Второй прототип имел ходовую часть, аналогичную танку Т-38М, у которой 4 опорных катка соединялись в тележки по два. Также использовались 3 поддерживающих ролика, переднее ведущее и заднее направляющее колесо.
В качестве силовой установки на первом прототипе использовался карбюраторный двигатель Dodge мощностью 76 л.с. с американской КПП и сцеплением от грузовика Ford V-8. Танк с тележечной подвеской оснащался 6-цилиндровым двигателем Dodge мощностью 85 л.с. с КПП и сцеплением от ГАЗ-АА.

Читать еще:  Модификации Ка-31 - вертолет ДРЛО

На плаву танк передвигался за счет вращения 3-х лопастного гребного винта, “утопленного” в специальной трапециевидной ниши в кормовой части корпуса. Для управления по курсу использовались два водоходных руля.

Проектирование танков “010” завершили в начале 1939 г. и спустя всего несколько месяцев приступили к сборке опытных танков. Образец с тележечной подвеской (№62) был готов к 10 апреля, а с торсионной (№74) – к 1 мая 1939 г., о чем начальник АБТУ доложил наркому обороны. На сравнительных испытаниях оба танка показали равные характеристики, хотя образец с тележечной подвеской прошел немного меньше – 500 против 1500 км. В докладе указывалось, что танки “010” полностью соответствуют предъявленным к ним требованиям, обладая, по сравнению с Т-38, лучшей герметизацией, вооружением и ходовыми качествами.

1 июня 1939 г. машины были переданы военным и с 9 июля по 10 августа они проходили всесторонние испытания на полигоне НИБТ. В целом, заводские характеристики были полностью подтверждены, но также отметили, что на танке отсутствует система вентиляции рабочих мест экипажа, двигатель работает с перегревом, а установка вооружения недоработана. Для серийного производства был выбран вариант с торсионной подвеской, как наиболее перспективный.

Постановлением №477сс от 19 декабря 1939 г. танк Т-40 принимался на вооружение РККА. В соответствии с ним заводу №37 в 1940 г. предстояло выпустить к 1 марта три дополнительных опытных образца, к 1 августа – установочную партию из 15 танков, а с 10 октября приступить к массовому производству с темпом выпуска 100 танков к концу года.
Серийный образец имел целую серию улучшений. На нем изменили конструкцию корпуса, катков и траков гусениц. Вместо американского мотора устанавливался отечественный аналог ГАЗ-202, являвшийся танковым вариантом двигателя ГАЗ-11. Кроме того, увеличили диаметр торсионных валов и установили новых 4-х лопастный гребной винт.

Однако, гладко было только на бумаге. Подольский завод с трудом осваивал сборку новых корпусов и башен, хотя документация по ним была передана ещё в ноябре 1939 г. Прибывший на предприятие в марте 1940 г. представитель НКСМ вынужден был сообщить “наверх”, что производство столь нужных элементов танка пущено на самотек. Это привело к нарушению технологического процесса и большой отбраковке уже полученных деталей, в первую очередь башен.

Тем не менее, в апреле 1940 г. завод №37 сумел выпустить три предсерийных танка, которые именовались “опытными”. Вскоре их передали в распоряжение Орловского ВО, где с 27 апреля по 11 июня два из них прошли усиленные ходовые испытания, причем пробег каждого танка составил около 3000 км. Наиболее уязвимыми элементами оказался двигатель ГАЗ-202, гусеничные траки и электрооборудование, что потребовало отправить оба танка на завод для прохождения ремонта.

С августа завод №37 наконец приступил к выпуску серийной продукции, собрав 6 танков. Здесь надо отметить, что радиостанциями оснащались далеко не все танки, так что в документации по-прежнему значились “линейные” и “радийные” машины. С 11 сентября по 15 октября 1940 г. семь серийных Т-40 участвовали в длительном пробеге по маршруту Москва – Смоленск – Минск – Киев – Брянск – Москва, “намотав” в общей сложности 2950 км.

Тем временем, к концу 1940 г., удалось выпустить всего 36 “линейных” и 6 “радийных” танков Т-40, что было далеко от первоначального плана. Далее ситуация не сильно улучшилась, так что к 1 июня 1941 г. завод сдал в общей сложности 151 танк обеих модификаций. К 22 июня их количество удалось увеличить до 220.

Уже в ходе боевых действий выяснилось, что водоходное оборудование используется крайне редко и лишь утяжеляет танк. В связи с этим, инженеры завода №37 разработали упрощенный вариант легкого танка, без винта с приводом, коробки отбора мощности, теплообменника, насоса, волноотражателя, компаса и рулей. По бронированию, вооружению и составу оборудования он соответствовал серийному Т-40. С июля 1941 г. эта модификация, под обозначением Т-40С (сухопутный), поступила в серийное производство, а до конца месяца сдали 60 машин.

Модернизация Т-40 развивалась и по другому пути. В декабре 1940 г. на один из опытных образцов танка была установлена 23-мм пушка ПТ-23ТБ, спаренная с пулеметом ДТ. Специально для установки в танк это орудие было доработано. Кроме этого, длина и ширина опытного Т-40 была уменьшена, что позволило довести толщину бронирования корпуса до 13 мм при снизившейся до 5320 кг массе. Боезапас к пулемету остался прежним, пушка комплектовалась 154 снарядами. Танк успешно начал проходить заводские испытания, однако в январе 1941 г., в связи с арестом руководителя ОКБ-16 Таубина, все работы были прекращены, а пушка демонтирована.

Вновь эту проблему подняли после начала войны, когда развернулась активная программа по переоснащению разведывательных танков новым вооружением. В частности, тульское ОКБ-15 под руководством Шпитального, предложило установить на Т-40 один-два 7,62-мм пулемета ШКАС, отличавшегося большой скорострельностью. Дальше проекта работа не продвинулась, поскольку масса секундного залпа даже двух пулеметов оказалась чрезвычайно мала.

Чуть позже, в июле 1941 г., наркомат вооружений обязал оснастить танк 23-мм пушкой БТ-23, разработанной в ОКБ-16 инженером А.Э.Нудельманом. Через месяц работа была завершена, однако огневые испытания, начатые 8 августа, это орудие не прошло из-за многочисленных поломок.

Более успешной была попытка установить в небольшую по размерам танковую башню 20-мм пушку ТНШ-20 (ТНШ-1), сконструированной Нудельманом и Шпитальным. Хотя по баллистическим параметрам она должна была соответствовать немецкой KwK 38 того же калибра, из-за использования пороховой гильзы от 12,7-мм патрона её мощность оказалась слабее. Правда, но тот момент большого выбора не было и часть танков Т-40 успела получить пушку ТНШ-20.

В эксплуатацию, если не считать трех первых танков, Т-40 поступили только в декабре 1940 г., когда на них было устранено большее количество дефектов. На 1 июня 1941 г. военная приемка приняла 132 машины, впоследствии разбросав их по различным военным соединениям. В итоге получилась следующая ситуация:

Московский ВО – 2 (“линейный” и “радийный”)

Приволжский ВО – 12 (из них два “радийных”)

Орловский ВО – 1

Западный ОВО – 30

Киевский ВО – 84 (17 “радийных”).

К началу войны количество Т-40 увеличилось до 220, однако в войска поступило только 159 танков. По штату военного времени стрелковой дивизии полагалось иметь танковую роту трехвзводного состава (16 танков). В авиадесантных частях с 4 ноября 1940 г. перешли на новый штат, который предполагал наличие роты танков (11 Т-38 или Т-40) в посадочно-десантной группе. Впоследствии роты планировали расширить до батальонов в составе авиадесантных корпусов, но к началу войны танков в них практически не было. Что касается механизированных корпусов, то по штату им полагалось иметь по 16 танков-амфибий в том числе и нового типа, но на деле подобные машины в них как правило отсутствовали. Основную массу разведывательных танков, как и раньше, составляли Т-37А и Т-38, из которых в боеспособном состоянии находились единицы.

О боевом применении танков Т-40 и их неплавающих модификаций Т-30 и Т-40С можно прочитать в отдельной статье. Отметим лишь, что в первые месяцы войны большая часть танков, находившихся в приграничных округах была потеряна в результате грубых тактических ошибок командования. Наиболее ярким эпизодом в их короткой карьера стал период Битвы за Москву, когда Т-40 наконец смогли проявить себя с лучшей стороны.

К лету 1942 г., из-за потерь и поломок, в действующей армии осталось не более трех десятков танков серии Т-40. Последние сведения об их боевом применении относятся к июлю-августу 1942 г., когда несколько сохранившихся в боеспособном состоянии машин из состава 478-го танкового батальона приняли учатие в кровопролитных боях на Дону. Отдельные Т-40 и Т-30 продолжали эксплуатироваться в разведывательных подразделениях вплоть до 1943 г., но все-таки основная масса сохранившихся к тому моменту танков была передана учебным частям и танковым училищам, где они и оставались до 1946 г. В настоящее время по одному Т-30 и Т-40С сохранилось в танковом музее в Кубинке.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов: